О любви у Баха

 


Впервые «замахнулся» на арию 1) самую длинную из тех, что приходилось петь 2) одну из самых красивых в мире по музыке и 3) самую необычную для доброго протестанта Баха по тексту.
Ария любовная и даже эротическая: «С пылкой страстью я целую твои щёки, добрый, прекрасный Гиацинт. И твои очи целую я охотно, ибо ты – моя утренняя звезда».
Текст, конечно, писал не Бах, а всё тот же Пикандер, написавший и текст всех «Страстей». В данном случае, с опорой на Вергилия.
Она от лица божества, Аполлона, это его «конкурсная» любовная ария, обращенная к Гиацинту, прекрасному возлюбленному. «Конкурсная», ибо кантата в целом о музыкальном соревновании Феба и козлоногого Пана. Грубо говоря, музыка утончённая и аристократичная противостоит музыке народной. Или, если вспоминать старый греческий конфликт, речь идёт о противоборстве духа, ясного разума, который символизирует кифара, лира Аполлона, и неуправляемой первобытной жизненной силы, воплощенной в сиринге, тростниковой флейте Пана. (Духовые, несомненно, проводники хаоса, достаточно поглядеть на как медные украдкой вытряхивают слюни из своих труб, или услышать слова, которые горячо произносит концертмейстер оркестра, настраивая «дерево»).

 

В истории Церкви победу одержали всё-таки духовые, в храме утвердился орган. А наследницам кифары, лютне и гитаре, достались богопротивные песни Доуленда или Высоцкого.
Но это к слову, пока ещё не рождён Христос, и соревнование с Паном в самом разгаре. Любовная ария Аполлона – лучшее, что можно себе только представить на таком состязании со стороны возвышенной и строгой музыки. По Платону (речь Павсания в «Пире») любовь к юноше – высшая любовь, вдохновлённая небесным Эротом. Состояние восхищения красотой юноши, будет ли это в музыке у Баха нечто иное, чем преданная любовь Петра или святой Маддалены к Иисусу, та же ли это любовь, что у Симеона Богоприимца в арии Ich habe genug? Без сомнения.

 

Тема пламенной любви души ко Христу вполне канонична и характерна для искусства «западной» Церкви, в этом концерте она возникла ещё в 140й кантате (о брачном пире души и Христа), где «Жених грядёт, как лань, как молодой олень» и далее идёт этот дуэт-диалог души и Христа «С тобой упокоюсь я в садах небесных, где радость вечная, неизреченное блаженство».

 

 

В заключение хочу поблагодарить чуткую и вдохновенную Elisabeth Wilke из Зальцбурга, уделившую время для работы со мной над ариями Баха на летних мастерклассах, а также коллег-музыкантов, участвовавших в этом концерте.